Рустам Тарико заложил кредиторам «Зеленую марку» и другие водочные бренды

И бренды и заводы

Информация, что все водочные бренды Рустама Тарико, за исключением «Русского стандарта», находятся в залоге, содержится в базах Роспатента. В материалах о регистрации брендов отмечается, что права на марки, принадлежащие компании Roust (возглавляет водочный дивизион в холдинге Тарико), были переданы в залог английской TFM Trustee 9 октября 2014 года.

TFM Trustee выступает доверительным управляющим перед держателями облигаций Roust. Залог оформлен до 30 апреля 2018 года — даты погашения облигаций​.

Вице-президент Roust Игорь Косарев подтвердил РБК, что бренды заложены, добавив, что это было условием кредиторов при реорганизации польской компании CEDC, поглощенной «Русским стандартом» в 2013 году (см. справку). Тот факт, что марки были переданы в залог спустя почти год после сделки, Косарев назвал «техническим моментом», не пояснив его сути.

Как Тарико бренды собирал

Компания CEDC, штаб-квартира которой размещалась в Варшаве, в 2008–2010 годах начала скупать алкогольные активы на российском рынке: ею были приобретены компании «Русский алкоголь» (бренды «Зеленая марка», «Журавли»), «Парламент» (бренд «Парламент»), завод по производству слабоалкогольных коктейлей «Браво Премиум», дистрибьюторская компания Whitehall. На все покупки компания потратила более $1,2 млрд; средства под экспансию CEDC занимала с помощью облигаций.

К 2011-му деятельность CEDC стала убыточной, и компания занялась поиском инвестора. В том же году владелец «Русского стандарта» Рустам Тарико стал крупнейшим акционером CEDC, выкупив 19,5% компании.

Когда CEDC признала, что не может выплатить деньги держателям облигаций с погашением в 2013-м, Тарико предложил план спасения, поддержанный в итоге кредиторами. Держатели облигаций CEDC на общую сумму $1,2 млрд обменяли их на новый выпуск бондов — компании Roust — на $650 млн (часть долга была погашена) с погашением в 2018-м. Позже CEDC была признана банкротом, ушла с биржи и была влита в структуру Roust.

Отчетность Roust за второй квартал 2015 года подтверждает, что почти все ее алкогольные марки находятся в залоге: в списке заложенных значатся российские «Зеленая марка» (см. справку), «Парламент», «Талка», «Ямская», «Журавли», «Маруся», Kauffman, польские Soplica, Zubrowka, Absolwent, венгерская Royal.

Кроме того, отмечается, что обеспечением кредитов является и большинство заводов Roust — четыре предприятия из пяти российских («Топаз» в Подмосковье, Сибирский ЛВЗ в Новосибирске, Первый купажный ЛВЗ в Туле и Среднерусские ЛВЗ в Москве. Не заложены петербургский завод «Русский стандарт») и два польских (в Белостоке и Оборниках).​ Помимо перечисленных производственных площадок у Roust есть еще итальянский производитель игристых вин Gancia, который также не заложен.

Тарико объединил все свои алкогольные активы в единый международный холдинг Roust в октябре 2014 года. Единственное исключение — бренд «Русский стандарт»: он не учитывается в отчетности Roust, потому что компания еще не завершила процесс консолидации, объяснил Косарев.

По данным Росстата, с января по июль 2015-го заводы Roust в России совокупно выпустили 2371,5 тыс. дал водки, что составляет 7,25% от всего объема российского водочного производства. Согласно отчетности в первом полугодии 2015-го чистая выручка компании без учета акцизных платежей составила $244,1 млн, чистый убыток — $34,6 млн (убыток за аналогичный период 2014-го — $48,5 млн).

Чем знаменита «Зеленая марка»

Водка «Зеленая марка» была создана в 2002 году Вадимом Касьяновым, который запустил ее производство на заводе «Топаз», принадлежавшем группе «Промышленные инвесторы» Сергея Генералова. Первые продажи новой водки оказались настолько хороши, что Генералов назначил Касьянова директором по маркетингу компании «Русский алкоголь», в которую были объединены его алкогольные активы, и начал инвестировать в продвижение бренда, игравшего на ностальгических чувствах потребителей.

По данным Росстата, в 2005 году «Зеленая марка» стала самым продаваемым водочным брендом в России с продажами 4,5 млн дал. В 2009-м продажи водки превысили 10 млн дал и «Зеленая марка» стала вторым по объему реализации водочным брендом в мире, после Smirnoff.

Но с тех пор «Зеленая марка» сдает позиции: по данным Drinks International, в 2014 году было продано 3,78 млн дал — это худший результат для бренда за последние десять лет. Лидерство было утрачено даже на российском рынке, где «Зеленую марку» опередили «Беленькая» и «Пять озер».

В залог не берут

Согласно данным отчетности Roust нематериальные активы компании оцениваются выше материальных: стоимость заводов, земли и оборудования определена в $107,5 млн без учета амортизации, совокупная стоимость товарных знаков (без учета «Русского стандарта»)  — в $194,8 млн.

Общая долговая нагрузка Roust на конец второго квартала составляет $908,8 млн. Большая часть выплат — $705,8 млн — приходится на 2018 год, когда компании предстоит расплатиться с держателями облигаций.

Залог товарных знаков — редкая практика для алкогольного рынка в России. «Мы никогда не закладывали товарные знаки, и подобных случаев на рынке я не припомню», — рассказал РБК представитель Алкогольной сибирской группы (АСГ) Денис Боровик.

Крупнейшие сделки по покупке водочных брендов

Absolut

В марте 2008 года французская компания Pernod Ricard выкупила у шведского правительства 100% акций компании Vin & Spirit, владевшей водочным брендом Absolut. Водка Absolut выпускалась в Швеции с 1879 года. Импорт водки под этой маркой за пределы страны начался столетие спустя, в 1979 году. Компания Pernod Ricard к моменту заключения сделки искала сильный водочный бренд, который мог бы составить конкуренцию Smirnoff компании Diageo. Приоритетным вариантом для французов была покупка бренда Stolichnaya у SPI Group Юрия Шефлера, однако в итоге выбор пал на Absolut — у SPI Group в то время шли судебные разбирательства с российским правительством о законности продажи советского водочного бренда частной иностранной компании. За Absolut Pernod Ricard заплатила $5,63 млрд.

Grey Goose

Водку Grey Goose придумал в 1996 году американский бизнесмен Сидней Франк. Его идея заключалась в том, чтобы сделать суперпремиальный водочный бренд, сравнимый по цене с коньяками. Для этого он заключил контракт на производство нового продукта во Франции, в провинции Коньяк. Агрессивный маркетинг привел к успеху: новый продукт был хорошо встречен на американском рынке и привлек внимание крупных компаний. В августе 2004 года Франк продал Grey Goose компании Bacardi за $2,2 млрд.

«В России бренды редко рассматриваются в качестве обеспечения по кредитам, хотя для Европы и США это обычная история, — согласен председатель правления компании «Синергия» Александр Мечетин. — Там понимают, что самый ценный актив, который есть у алкогольных компаний, это не земля или заводское оборудование, а товарные марки, без которых работа компании не имеет смысла».

В России сделки по приобретению алкогольных брендов являются единичными, поэтому и оценить стоимость марок довольно сложно. В 2011-м АСГ приобрела у ростовской компании «Регата» бренд «Белая березка», сделка оценивалась в диапазоне от $30 до 50 млн: владелец АСГ Александр Стрелец подтверждал это газете «Коммерсантъ».

Самым дорогим алкогольным брендом в мире считается Johnnie Walker, оцениваемый в $5,6 млрд (см. рисунок).

И банк тоже

В залоге у кредиторов может оказаться и половина банковского бизнеса Рустама Тарико. В сентябре 2015-го бизнесмен решил заложить 49% банка «Русский стандарт» держателям еврооблигаций на $550 млн, если те согласятся на реструктуризацию. Речь идет о двух выпусках субординированных евробондов банка — бумагах на $350 млн с купоном 13% и погашением в апреле 2020 года и выпуске на $200 млн с купоном 11,5% и погашением в январе 2024 года; сейчас они торгуются по 15–25% от номинала.

Предложение банка предусматривает выплату держателям евробондов 10% от номинала бумаг и накопленных процентов наличными и выпуск через компанию специального назначения (SPV), принадлежащую Тарико, новых еврооблигаций со сроком обращения семь лет.

Держатели долга «Русского стандарта» должны принять решение по предложению банка до собрания кредиторов, которое состоится в середине октября. Кроме того, предлагаемый план реструктуризации должен быть утвержден решением Высокого суда Лондона и одобрен Банком России.

 

Поделись новостью с друзьями!