Эксперты описали личность погибшего фигуранта дела Немцова

Расследующие убийство политика Бориса Немцова сотрудники СКР получили результаты посмертной судебно-психиатрической экспертизы подозреваемого в этом преступлении офицера чеченского батальона внутренних войск МВД «Север» Беслана Шаванова.

По версии следствия, именно Шаванов 27 февраля проследил за Немцовым и его спутницей Анной Дурицкой по пути от кафе Bosco до Большого Москворецкого моста, а затем дал сигнал к стрельбе. Предполагаемый исполнитель убийства, бывший сослуживец Шаванова по батальону «Север» Заур Дадаев, в своих первоначальных признательных показаниях утверждал, что спланировал преступление вместе с Шавановым еще в январе. Сам Шаванов подорвал себя при задержании 7 марта 2015 года в Грозном. После его гибели глава Чечни Рамзан Кадыров назвал Шаванова «храбрым воином».

Экспертизу еще 18 июня назначил следователь по особо важным делам при председателе СКР генерал-майор Николай Тутевич «в связи с сомнением в психической полноценности» подозреваемого. Эксперты должны были выяснить, страдал ли Шаванов психическими заболеваниями, алкоголизмом, наркоманией и мог ли осознавать опасность своих действий. По итогам исследования эксперты так и не нашли никаких психических отклонений подозреваемого, в том числе объясняющих мотивы его самоубийства во время задержания.

Под чужое влияние не попадал

В документе, с содержанием которого ознакомился РБК, эксперты исследовали биографию и медицинские документы Шаванова, а также материалы уголовного дела в отношении шести обвиняемых в резонансном преступлении. Шаванов родился и вырос в Чеченской Республике, был четвертым из шестерых детей в семье. «Вырос в многодетной трудолюбивой семье, постоянно помогал родителям по хозяйству, — констатируют эксперты. — Рос в благополучных семейных условиях, был воспитанным… и очень стеснительным».

Он учился в средней школе №1 в селе Алхазурово Урус-Мартановского района. В начальных классах «успевал стабильно хорошо», в старших — «учился посредственно». Даже в период учебы в старших классах, который пришелся на разгар первой чеченской войны, он не пропускал занятия, не мешал учителям и активно участвовал в субботниках и спортивных мероприятиях, отмечается в выводах экспертов. Из показаний матери и младшего брата Шаванова также следует, что погибший был спокойным, неконфликтным, стеснительным, но волевым и «под чужое влияние не подпадал».

Люди в камуфляжной форме

В 2001 году, когда Шаванову было 17 лет, двое его старших братьев были похищены «неустановленными лицами, вооруженными автоматическим оружием, одетыми в камуфляжную форму и маски». Дело по факту похищения братьев было возбуждено только спустя год и не принесло никаких результатов. Спустя шесть лет после пропажи старших сыновей от инфаркта умер отец Шаванова Мовсар. На момент гибели Шаванов был старшим мужчиной в семье. Копия дела по факту исчезновения братьев Шавановых сейчас приобщена к делу об убийстве Немцова.

Со слов соседей, Шаванов не употреблял алкоголь и наркотики, был скромен и вежлив в общении, уважал старших, поддерживал дружеские отношения с соседями и пользовался уважением. Правонарушений, судимостей и приводов в милицию не имел, на учете в психо-неврологическом диспансере не состоял.

Милиционер-гранатометчик

В результатах экспертизы не отражен период службы Шаванова в дислоцированном в Грозном батальоне «Север» внутренних войск МВД России: сказано только, что он уволился по собственному желанию за 11 дней до убийства Немцова, 16 февраля 2015 года, в звании старшего сержанта полиции, с выплатой компенсации за неиспользованный отпуск и единовременного пособия при увольнении в размере двух окладов.

Также нет никаких характеристик о службе Шаванова в правоохранительных органах республики. Известно лишь, что после смерти отца в апреле 2008-го он поступил на службу в роту патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности ОВД по Заводскому району города Грозный на должность милиционера-гранатометчика. В октябре 2009 года продолжил служить в должности милиционера-бойца второго отделения огневого взвода роты ППС того же отдела. Из материалов экспертизы известно, что в течение службы Шаванов не получал контузий, ранений или черепно-мозговых травм.

После увольнения Шаванов занимался лечением «в связи проблемами с желудком», утверждают мать, жена и младшие братья. Из Москвы он вернулся в начале марта.

Обстоятельства задержания

Задержание Шаванова было поручено Службе по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом управления ФСБ по Чеченской Республике. Оперативники обнаружили его дома 7 марта в 15:00. Когда стало ясно, что у Шаванова может быть при себе оружие и взрывчатые вещества, сотрудники ФСБ решили привлечь спецназ.

В разных документах сведения о поведении Шаванова во время задержания противоречат друг другу. По словам замруководителя службы чеченского ФСБ Александра Гамаюна, «на предложение сотрудников правоохранительных органов сдаться Шаванов оказал вооруженное сопротивление, бросив в сотрудников боевую гранату, затем привел в действие вторую гранату, находящуюся у него, в результате чего получил телесные повреждения несовместимые с жизнью». Сотрудники, стоявшие ближе всего к погибшему в момент взрыва, пояснили следователям, что «каких-либо действий, направленных на нанесение вреда проводившим специальную операцию, [Шаванов] не предпринял, а именно взорвал себя».

Источник РБК, знакомый с ходом расследования, уверен, что роль Шаванова в преступлении до конца не расследована, а полученные по горячим следам показания Дадаева и родственников Шаванова о последнем периоде его жизни противоречивы. Более того, есть сведения, что в начале января Шаванов, как и офицеры «Севера» Заур Дадаев и Руслан Геремеев, отлучался из Грозного, но при этом в отличие от коллег не появлялся в Москве. 

Поделись новостью с друзьями!