Без суда и следствия: почему ООН не накажет сбивших малайзийский Boeing

​14 июля министерства иностранных дел Австралии и Бельгии распространили идентичные заявления. В них они сообщили о просьбе к Совету Безопасности ООН санкционировать создание независимого международного уголовного трибунала, который должен заняться поиском и наказанием виновных в катастрофе Boeing 777 авиакомпании Malaysian Airlines поблизости от Донецка 17 июля 2014 года. Тогда в результате крушения самолета, в который попало «большое количество объектов с высокой энергией» (промежуточный вывод управления безопасности Нидерландов, DSB), погибли 298 человек.

В сообщениях Австралии и Бельгии (вместе с ними обращение поддержали Нидерланды, Украина и Малайзия) международный уголовный трибунал в рамках ООН был назван «лучшим способом добиться справедливости для родственников и близких жертв крушения самолета». Однако в международных судах шансов у истцов практически нет. Процедуры международного правосудия для таких случаев не разработаны и часто определяются сотрудничеством участвующих в разбирательствах стран.

Сразу после того, как был сбит Boeing 777 Малайзийских авиалиний, появились версии, что ответственность за это несут ополченцы, получившие вооружение от России. Эта точка зрения отражена в предварительных выводах голландских следователей. 2 июня российский концерн «Алмаз-Антей», проводивший собственное расследование, объявил, что самолет был сбит ракетой 9M38M1 ЗРК «Бук-M1». При этом в концерне утверждают, что ракета не могла быть выпущена с территории под контролем сепаратистов.

Политический оппонент

Против создания трибунала выступила Россия, причем эта оценка прозвучала на ​уровне президента Владимира Путина. По его словам, создание трибунала «преждевременно и контрпродуктивно». Ранее Министерство иностранных дел использовало схожую риторику для описания своего отношения к трибуналу в рамках ООН.

Позиция Москвы может стать определяющей в вопросе создания трибунала в рамках ООН. У России статус постоянного члена Совета Безопасности, который позволяет ей заблокировать любую резолюцию или решение этого органа.

Создание международного уголовного трибунала возможно только с одобрения Совбеза ООН, пояснил РБК юридический директор правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев. С ним согласен научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Кирилл Энтин.

В начале-середине 1990-х годов Совбез ООН создал два трибунала: Международный трибунал по бывшей Югославии расследовал военные преступления, преступления против человечности и геноцид во время войн в Югославии в 1991–2001 годах, а Международный трибунал по Руанде — геноцид в отношении народности тутси в 1994 году.

Деятельность обоих трибуналов подвергалась критике со стороны политиков и юристов. Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин в 2011 году выступил с критикой Совбеза ООН, создавшего трибуналы по Югославии и Руанде. По его оценке, трибуналы должны были создаваться с помощью международных договоров, а не через односторонние действия Совбеза. Тем не менее, по оценке Энтина, полномочия Совбеза ООН по созданию трибуналов были зафиксированы в решении Международного трибунала по бывшей Югославии по делу «Прокурор против Тадича».

Создание трибунала — это формирование целой структуры, объясняет Энтин. По его словам, в ее состав войдут не только судьи, но и обвинитель, отвечающий за расследование дела. Она займется поиском виновных в катастрофе Boeing 777 малайзийских авиалиний. «Конечно, трибунал будет использовать наработки голландских следователей, которые занимались изучением причин аварии. Однако в том, что касается поиска и наказания виновных, эта работа будет вестись с нуля», — подчеркнул Энтин.

По оценке лектора по международному уголовному праву Эдинбургского университета Пола Беренса, стоимость работы международных трибуналов очень высока. В 2010–2011 годах бюджет Международного трибунала по бывшей Югославии составил $300 млн.

Шанс в Генассамблее

Главным совещательным, директивным и представительным органом ООН является Генеральная ассамблея. Но и ее возможности повлиять на создание международного трибунала в связи со сбитым Boeing 777 крайне ограничены.

«У Генассамблеи ООН нет полномочий создавать трибуналы: это компетенция Совбеза ООН», — подтвердил РБК Энтин. Он уточнил, что Генассамблея может принять только резолюцию, у которой не будет обязывающего статуса.

Однако Генеральная ассамблея может «вспомнить» о другой резолюции — «Единство в пользу мира» 1950 года. Как говорится на сайте ООН, она дает право Генассамблее принимать решения в области международного мира и безопасности, если Совет Безопасности не может действовать из-за вето.

В этом случае Малайзии, Нидерландам, Украине, Бельгии и Австралии понадобится доказать, что катастрофа Boeing 777 угрожает глобальным миру и безопасности. Кроме того, прецедентов, когда Генассамблея с помощью этой резолюции создавала международный трибунал, просто нет. Скорее всего, действия возможных истцов не будут поддержаны мировым сообществом: члены ООН опасаются, что этот случай станет основной для разбирательств против них самих.

Надежда на Гаагу

Еще одна возможность призвать к ответу виновных в крушении Boeing 777 под Донецком — обратиться в Международный уголовный суд (МУС). Он расположен в Гааге и действует в рамках ООН. В компетенцию суда входят геноцид, преступления против человечности, военные преступления, преступления агрессии.

В ст.12 Римского статута (.pdf), на основе которого строится деятельность МУС, говорится, что его юрисдикция распространяется только на государства, на территории которых произошло преступление, или страны, в которых было зарегистрировано воздушное судно, послужившее местом преступления. Кроме того, суд может вести процессы только над гражданами государств, которые ратифицировали Римский статут.

По этим критериям обращение в МУС становится невозможным для Австралии, Бельгии и Нидерландов. По словам Коротеева, у Малайзии, на которую был зарегистрирован Boeing 777, вряд ли получится убедить суд, что преступления совершались на борту самолета. «Суд едва ли согласится с такой трактовкой: преступление было совершено на земле», — сказал юрист.

Крушение Boeing 777 произошло на территории Украины. Однако эта страна не ратифицировала подписание Римского статута. Это не может служить препятствием для обращения в МУС. Суд допускает рассмотрение дел стран, которые не ратифицировали Статут в том случае, если они признают его юрисдикцию.

Проблема юрисдикции суда может негативно сказаться на перспективах любого процесса по делу о сбитом под Донецком Boeing, если к катастрофе могли быть причастны российские граждане. Россия, как и Украина, подписала, но не ратифицировала Римский статут. Поэтому перед тем, как обращаться в МУС, истцам будет необходимо добиться согласия России сотрудничать по этому делу или полноценной ратификации статута.

Впрочем, даже согласие России сотрудничать в предполагаемом процессе в рамках МУС не означает, что суд согласится рассматривать это дело. Он создавался для правосудия над лицами, виновными в массовых, масштабных преступлениях, совершенных с намеренным умыслом. Судьи могут прийти к выводу, что уничтожение Boeing 777 в небе над Украиной не может считаться таким преступлением. 

Поделись новостью с друзьями!